Назад

Костин рассказал о «большом компоненте импорта» в российской инфляции

В ускорении инфляции играет роль импорт высоких цен из-за рубежа, отметил в интервью телеканалу РБК глава ВТБ Андрей Костин. Российский ЦБ — один из самых жестких в мире, но до конца 2023 года он может перейти к смягчению политики

В высокой инфляции в России есть существенная роль политик западных центральных банков, сказал в интервью телеканалу РБК на форуме «РОССИЯ ЗОВЕТ!» председатель правления ВТБ Андрей Костин.

Позиция российского ЦБ, «наверное, одна из самых жестких в мире сегодня», при этом «ни Федеральная резервная система, ни Европейский центральный банк не переходят к жесткой политике», напомнил Костин.

«В общем-то, и нам достается от этого, потому что есть большой компонент импорта инфляции за счет высоких мировых цен. А высокие мировые цены состоят в том, что сегодня практически деньги стоят ноль в мире, и это, конечно, добавляет важный инфляционный фактор. Хотя американские власти потихоньку поддержку снижают, но в целом все равно по ставкам они не двигаются», — отметил Костин. 30 ноября глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что в декабре регулятор рассмотрит вопрос об ускорении сворачивания программы количественного смягчения (quantitative easing, QE), в рамках которой с рынка выкупаются большие объемы облигаций для обеспечения его ликвидностью и стимулирования экономики.

Инфляция, по состоянию на 24 ноября, превышает 8% в годовом выражении, следует из оценок Минэкономразвития (*.pdf). Это вдвое выше, чем цель ЦБ по темпам роста 4%. Банк России на этом фоне последовательно ужесточает денежно-кредитную политику: в последний раз, в октябре, он повысил ставку на 0,75 п.п., до 7,5%.

«Мы [российский ЦБ] занимаем в этом плане самый жесткий, пожалуй, подход, он вызывает критику со стороны бизнеса, но я защищаю наш Центральный банк», — отметил Костин. На первом дне форума «РОССИЯ ЗОВЕТ!» политику регулятора критиковал бизнесмен, основатель UC Rusal Олег Дерипаска. «Я гарантирую, что при ваших ставках никакого роста предложения не будет, особенно если вас беспокоит реальная инфляция», — заявлял он председателю ЦБ Эльвире Набиуллиной. Та в ответ отметила, что если «у бизнеса прибыль есть, дивиденды увеличиваются, и если он не вкладывает деньги в инвестиции, то дело не только в ключевой ставке».

По словам Костина, «Россия и Запад все-таки разные исторически»: «Если на Западе последние годы инфляция была практически нулевая и они хотели ее усилить даже, потому что стагфляция и дефляция — это тоже большой бич <...>, то в России мы все еще хорошо помним, как жили в условиях двузначной инфляции».

«Но, конечно, как и любые жесткие меры, они [решения ЦБ] имеют оборотную сторону медали — рост стоимости заимствований приводит к снижению темпов экономического роста. И в банковском секторе мы ожидаем, что примерно на треть темпы роста кредитования как розничного сектора <...>, так и реального сократятся. Это означает, конечно, меньше инвестирования даже на фоне высоких цен на сырье, которое в России производится», — добавил Костин. Но он считает, что уже к концу следующего года ЦБ сможет существенно замедлить темпы инфляции, «после чего, наверное, начнется и процесс снижения ключевой ставки — не позднее 2023 года».

30 ноября Набиуллина сказала, что на ближайшем заседании по ключевой ставке 17 декабря совет директоров Банка России, скорее всего, повысит ее, а максимальный шаг, который он рассматривает, составляет 1 п.п. Сохранение ставки на нынешнем уровне 7,5% она считает наименее вероятным сценарием. Костин отмечал, что, по прогнозам ВТБ, ставка повысится как раз на 1 п.п.

https://www.rbc.ru/finances/01/12/2021/61a75b6e9a79476f037212d8