Назад

Интервью с Андреем Костиным для CNBC

В: А сейчас у нас в эфире Андрей Костин, президент-председатель правления Банка ВТБ. Спасибо, что нашли время для интервью.

О: Добрый день!

В: Давайте начнем с последних событий в российской экономике, в частности в банковском секторе. Как и другие страны, Россия пострадала от эпидемии COVID-19. Как бы вы описали текущее состояние российской экономики и банковской системы?

О: Ситуация не такая уж плохая. Конечно, мы ожидаем экономического спада, но не более четырех процентов. Это меньше, чем во многих других странах. Банковский сектор чувствует себя вполне устойчивым. Доходы банков будут примерно на уровне предыдущего года. Разумеется, все зависит от продолжительности эпидемии, но вчера президент Путин еще раз подтвердил: еще одного общенационального карантина вводить не будут, останавливать экономику не будут. Ограничения в России мягче, чем в европейских странах. Если все будет развиваться таким же образом и дальше, я надеюсь, в следующем году мы сможем ожидать положительного роста экономики. Будем на это надеяться. Конечно, точного ответа никто сейчас не даст. Мы же не эксперты в медицине. Сейчас никто не возьмется предсказать, будет ли третья, четвертая или пятая волна.

В: Расскажите о мерах поддержки банковского сектора. ЕС и США приняли меры по поддержанию ликвидности и оказанию финансовой помощи, таким образом они содействуют банковскому кредитованию и помогают сектору избежать дефицита ликвидности. Что в этой сфере делается в России? Получают ли банки необходимую поддержку от властей?

О: Да. Во-первых, мы получили поддержку ЦБ РФ. ЦБ РФ смягчил некоторые регуляторные требования. Правда, срок действия многих из этих послаблений закончится в октябре или в конце года. Но тогда мы и посмотрим, нужно ли продлевать срок действия этих мер. Это основная мера поддержки.

В целом правительство внедрило меры экономической поддержки в объеме, приблизительно равном 4,5-5% ВВП России. Это, возможно, несколько меньше, чем в других странах, но это были адресные меры для поддержки малого и среднего бизнеса и отраслей, наиболее пострадавших от пандемии.

И это дало положительный эффект. В этом году мы ожидаем рост объема кредитования предприятий примерно на 15%. Это означает, что компания продолжают брать ссуды. И в отличие от предыдущих кризисов, на этот раз ЦБ опускал процентную ставку четыре раза, с 6,5% до 4,25%. Это тоже мера поддержки экономики, позволяющая банковскому сектору продолжать выдавать кредиты. Я бы сказал, что ситуация достаточно стабильная.

В: Вы упомянули о спаде экономики на уровне минус 4-6%. Это гораздо лучше, чем минус 11% во Франции и других странах. Именно такие показатели ожидаются на конец 2020 года.

Но при этом во время второй волны ограничительные меры ужесточаются. В частности, в России закрывают некоторые виды предприятий, продлевают школьные каникулы. Во Франции, кстати, школы продолжают работать в обычном режиме. Почему так по-разному ситуация с пандемией влияет на экономику различных стран, если сравнить, к примеру Западную Европу и Россией? Чем это вызвано?

О: Я думаю, строгие меры были необходимы весной. Они помогли нам выиграть необходимое время, в первую очередь для нашей системы здравоохранения, чтобы наши медики смогли лучше подготовиться. Я сам переболел коронавирусной инфекцией. Когда я заболел в июле, наши врачи уже отлично знали, как ее нужно лечить, и я практически не почувствовал никакой разницы по сравнению с другими вирусными инфекциями, которые мне довелось перенести ранее. Вот это и было важно.

Поэтому мы считаем, что вводить более строгие меры для российской экономики уже не нужно. Это кризис не экономический, не финансовый. Это кризис, вызванный коронавирусной инфекцией. Если мы не остановим экономику, то все будет в порядке, а если остановим, то уже, конечно, нет. Поэтому многое будет зависеть от действий правительства, а действия правительства будут зависеть от ситуации с заболеваемостью.

Мы надеемся, что нам удастся справиться с ней лучше, чем, возможно, некоторым другим странам, что нам удастся избежать закрытия предприятий. Конечно, введение ограничений в мировой экономике на нас тоже влияет. Закрыто авиасообщение, наблюдается спад в торговле, туризме. Люди сидят по домам. Да, ситуация сложная, но уж точно не хуже, чем во время предыдущих кризисов, например, в 2007-2008 годах, или в конце 90-х годов прошлого столетия. Сегодня мы настроены более оптимистично, чем во время тех кризисов.

В: Мой следующий вопрос касается вакцины. Россия выводит на рынок и начинает применять вакцины гораздо быстрее, чем другие производители. Западные вакцины еще только находятся в процессе прохождения необходимых проверок и получения разрешений. Что бизнес-сообщество думает о столь быстром одобрении российской вакцины к использованию, может ли это иметь какое-то серьезное значение?

О: Дело не в бизнес-сообществе, речь идет о людях. Вакцинирование – дело совершенно добровольное. В России, кстати, спрос на вакцину очень большой, но объемы производства пока еще очень ограничены. Но спрос высокий, многие ждут вакцинации. Конечно, каждый сам делает свой выбор. Есть люди, которые вакцине не доверяют, но мы не должны забывать, что имеем дело со смертельным вирусом. Насколько я знаю, в России зарегистрировано уже две вакцины. Сейчас они проходят международную сертификацию. Надеюсь, все получится.

Считаю, что нам нужно больше сотрудничать. В этом вопросе не должно быть места конкуренции или даже борьбе – политической, идеологической. Лучше работать сообща и вместе найти лекарство, которое спасет весь мир.

В: Андрей, Вы упомянули сотрудничество – давайте поговорим о выборах в США и о возможных переменах в отношениях между странами после них. В 2020 году о России определенно говорят меньше, чем в 2016 году, я имею в виду обвинения во вмешательстве в выборы. Как Вы думаете, после выборов что-то вообще изменится? Какую роль может сыграть переизбрание Трампа или выбор в качестве нового президента Байдена? И чего Вы ожидаете в течение нескольких месяцев сразу после избрания?

О: Знаете, россияне боятся давать какие-либо комментарии на эту тему, чтобы нас не обвинили во вмешательстве.

Вчера Владимир Путин заявил в ходе нашего форума, что мы будем готовы работать с любым президентом. Выбор за американским народом. Конечно, нам проще предугадать дальнейшее развитие событий, если переизберут Трампа, ведь он занимает пост президента уже четыре года. В случае победы Байдена строить предположения будет гораздо сложнее. Мы, конечно, знали его в качестве вице-президента, но, если он станет президентом, то, наверное, представит новую программу или новый подход, и этого мы пока предвидеть не в силах.

Но мы уверены, что, независимо от результатов выборов, пришло время улучшить наши двусторонние отношения. Мы очень надеемся, что, кто бы ни стал президентом США, этот человек что-то предпримет, чтобы обернуть вспять отрицательную динамику в отношениях между нашими странами. Сейчас, мне кажется, они находятся на самом низком уровне за всю историю.

В: Андрей, давайте напоследок поговорим о развитии ситуации на рынке нефти и роли, которую сыграла Россия. В марте наблюдалось резкое падение цен на нефть, а между Саудовской Аравией и Россией возникла напряженность. В последнее время, похоже, дипломатические отношения между двумя странами наладились. Как бы вы описали эволюцию отношений между Саудовской Аравией и Россией за последние несколько месяцев, и чего нам ждать в будущем?

О: Россия выстраивает отношения с Саудовской Аравией на протяжении многих лет, и это позволило нам вести прямой диалог. Как вы знаете, президент Путин не так давно посетил Саудовскую Аравию с визитом. Саудовская Аравия – важный для нас партнер, и без совместной работы Саудовской Аравии, России и, конечно, без участия США согласовать сделку ОПЕК+ о сокращении добычи нефти было бы невозможно.

Мы готовы к дальнейшему сотрудничеству. Наши нефтедобывающие компании, конечно, жалуются, поскольку по условиям данного соглашения им приходится существенно сокращать добычу, но руководство страны выступает за поддержание и развитие этих отношений и дальнейший поиск решений по данному вопросу, поскольку это очень важно для российской экономики в целом. Недавно, и об этом писали в прессе, президент Путин обсудил реализацию соглашения с руководством Саудовской Аравии в ходе телефонного разговора. Я считаю, это очень важно. И я убежден, что вместе с США мы найдем решение, которое обеспечит стабильность цен на нефть, что, повторю, очень важно для России.

В: Спасибо, Андрей, с вами всегда приятно побеседовать. Спасибо, что выступили у нас в эфире.

О: Большое спасибо.

В: С нами был Андрей Костин, президент-председатель правления Банка ВТБ.