Назад

Интервью Анатолия Печатникова - заместителя президента председателя правления ВТБ

ВЕДУЩАЯ:  Здравствуйте. Меня зовут Юлия Прохорова. Мы работаем на форуме "РОССИЯ ЗОВЕТ!". И мой собеседник Анатолий Печатников - заместитель президента председателя правления ВТБ. Здравствуйте, Анатолий Юрьевич.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ, заместитель президента - председателя правления Банка ВТБ:  Добрый день.

ВЕДУЩАЯ: Начнем, конечно, с рынка кредитования физических лиц, он многих волнует и показывает опять рекорды, бьет рекорды. И хотелось бы узнать, как он завершится с точки зрения продаж, вот 21 год.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Действительно, наверно, максимальный будет прирост этого бизнеса за всю историю наблюдений в современной России. Рынки вырастут больше чем на 22%. Я имею в виду общая сумма задолженности физических лиц перед кредитными учреждениями. Локомотивом, впрочем как и прошлые годы, является ипотека.

ВЕДУЩАЯ: Ипотека.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Да. Уже по состоянию на конец ноября - больше 5 трлн руб. предоставлено подобного рода кредитов. Но до конца года с учетом сезонного спроса, думаю, будет и 5,5 трлн. То есть у нас где-то 1 млн 800 домохозяйств в этом году улучшат свои условия жилищные. Но и необеспеченное кредитование примерно такими же темпами растет, явно есть спрос населения на улучшение качества жизни. Причем я не скажу, что это кредиты, которые берут люди на погашение других кредитов. Это действительно кредиты, которые люди берут на улучшение качества жизни и своих ... удовлетворение своих потребностей. Поэтому, ну, вот такие рынки в этом году, да. Но надо сказать, что рынок сбережений растет не меньшими темпами. Потому что мы очень внимательно, кстати говоря, следим, вы знаете, есть, была дискуссия в свое время, какой рынок - кредитный или сберегательный. Что можно отметить? Что... чтобы понять, да, все-таки какой он, население что демонстрирует, какие предпочтения, там сохранять, либо кредитоваться, да, всегда смотрим прирост в абсолюте там рынка сбережений граждан и кредитного рынка. Но вот 2019 год допандемийный вот задолженность граждан составляла, ну, прирост задолженности граждан за год - это где-то 80% было от прироста сбережений. А 2020 год - такой самый локдаун, с многочисленными ограничениями, он как раз вот... показал смещение потребительских предпочтений. Люди стали больше сберегать. И этот коэффициент 50% был. То есть в абсолюте задолженность физлиц, тот прирост, что мы увидели, там где-то около 2,9 трлн, это было где-то 50% от того, что люди накопили, как бы за этот год. А 2020-2021 уже год и 2022 вернулись к коэффициенту 2019. Я бы не сказал, что какой-то бум, что что-то перегрето, это нормальная жизнь нашей страны, нашего государства, нашего населения.

ВЕДУЩАЯ: Про перегрето как раз. Рост рынка необеспеченного кредитования не вызывает беспокойства?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Вы знаете, это с какой стороны на это дело посмотреть. С точки зрения... Давайте попробуем понять, как идентифицируется проблема, есть она или нет. Для меня это доля ВВП, ну, такая универсальная, мне кажется, метрика, которая учитывает все - и доходы населения, и экономику страны. И вот по этой доле, если в целом брать наши кредитные рынки, мы смотримся ниже  всех бенчмарков, которые есть в Европе и на Западе, в ипотеке там в 5 раз отстаем, в кредитовании наличными раза в 2 отстаем от рынков развитых стран. Вторая, например,  метрика тревожности какая могла бы быть - это уровень просрочки. Объективная, потому что когда мы переходим в плоскость доходов, это очень серая тема, трудно дать оценку. А по просрочке тоже мы стоим флэт где-то 1% у нас так называемая просрочка 90+, больше чем 90 дней - 1% от общей задолженности населения. Он не меняется уже много лет. Тоже здесь нет, мне кажется, таких индикаторов, ранних индикаторов обнаружения какой-то проблемы. В ипотеке, даже если, например,  про ипотеку говорить, там абсолютное сокращение просрочки, абсолютное. То есть мы начинали год у нас где-то 76 млрд руб. было в просрочке 90+ по стране. А заканчивать год будем там 69, то есть на 10 млрд меньше. Вот, поэтому с точки зрения закредитованности населения или каких-то угроз социальных взрывов, да, от того, что людям нечем погашать долги, я бы не идентифицировал прямо. Другое дело, что это дополнительный спрос давит на инфляцию, видимо, давит на инфляцию. Здесь, значит, я небольшой макроэкономист, поэтому мне здесь трудно характеризовать, но я думаю, что определенная причинная связь есть, конечно, поэтому вот регулятор, поскольку его на сегодняшний день беспокоит тема сдерживания инфляции, как раз видит одним из инструментов ее сдерживания -  это ограничение роста рынка потребительского кредитования.

ВЕДУЩАЯ: Вот в продолжении темы роста рынка потребительского кредитования, как на него оказывает влияние резкий рост ключевой ставки и что будет как раз со ставками по этим кредитам в дальнейшем?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Там несколько факторов. Во-первых, наш регулятор ввел ряд очень жестких ограничений. В течение этого года 2 раза он повышал так называемый риск-взвес вот рубля, выданного ипотечного... извините, потребительского кредита необеспеченного. Ну чтобы было понятно, это определяет капиталоемкость этого вида кредитования, то есть сколько капитала, там кредитные учреждения должны выделять для покрытия непредвиденных рисков по необеспеченному кредитованию. Вот он 2 раза повышал эти показатели, плюс ключевая растет, плюс третий фактор, у нас есть еще такое регуляторное ограничение - это полная стоимость кредита, ПСК сокращенно. А это такой ограничитель, который работает с запаздыванием. Потому что сегодня, например, в 4 квартале вот этот ограничитель максимальной суммы кредиты, по простому, который можно выдать гражданину, он определяется по ставкам первого квартала текущего года. То есть когда ключевая резко идет вверх, вот в первом квартале такая будет сейчас ситуация следующего года, и в этом, да, у нас ограничители стоят старые, когда ключевая была 4,25. То есть мы не можем увеличивать сумму кредита. Конечно, эти факторы, ну, резко охладят рынок необеспеченного кредитования в следующем году. То есть если в этом году 22% прироста, в следующем дай бог 10 будет, в 2 раза сократится. Я не знаю, это хорошо для населения или плохо. Мне кажется, что не очень.

ВЕДУЩАЯ: 17 декабря состоится последнее заседание в Центробанке по как раз ключевой ставке. Какие ваши ожидания, поделитесь?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  У нас очень консервативный прогноз, мне  трудно говорить за всю организацию, я свое мнение выскажу, я думаю, что подъем будет минимум 1% годовых.

ВЕДУЩАЯ: На сколько?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  На 1% годовых. То есть ставки же будет... ключевая будет 8,5, я думаю, что она все 3 квартала следующего года на этом уровне и продержится. За этим и депозитные ставки и кредитные тут же, конечно ...

ВЕДУЩАЯ: Вот сняли, как говорится...

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Это очевидно.

ВЕДУЩАЯ: Что будет по депозитным ставкам и по кредитным, я продублировала, конечно, вторую часть вопроса, но, тем не менее, если она вырастет именно на столько, на сколько вы сказали.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Ипотека сегодня, если не брать субсидируемые программы, а их доля где-то 30% в общестрановой выдаче, то вот рыночная ипотека сегодня которая не имеет дополнительной поддержки со стороны государства, ну, по субсидированию затрат потребителю, уже вплотную к 10-ой ставке приблизилась. То есть сейчас реальные рыночные ставки 9,8-9,9, плюс 1 мы скорее всего пройдем двузначную планку.

ВЕДУЩАЯ: Про ограничение Центробанка мы уже говорим с вами всю нашу  первую часть беседы. Изменения, да, по среднемесячному платежу были введены тоже Центробанком, они как раз направлены на ограничение кредитования на длительный срок. Как вы к этому относитесь?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Я уже высказал свое мнение. Потому что я не вижу объективных причин, которые требовали бы такого резкого вмешательства. Ну кроме, может быть, инфляции, да. Потому что мне кажется, что кредитное здоровье населения вполне умеренное. То есть оно здоровое. Я много примеров привел, что и сбережения растут, кредиты растут, просрочка не растет. Люди потребляют, улучшают качество жизни. Вводя еще дополнительные какие-то ограничения по кредитованию, ну, мы лишаем наших  граждан возможности объективно улучшать качество жизни. На что люди тратят потребительские кредиты? На отпуск тратят, в тяжелой ситуации на лечение, на приобретение бытовой техники длительного использования, машины покупают в том числе за счет необеспеченных кредитов.

ВЕДУЩАЯ: Необеспеченных?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Конечно. Сейчас машин то нет.

ВЕДУЩАЯ: Очереди на любой сегмент причем.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Я сейчас не буду комментировать, как ведут себя автодилеры, но вот на такие дорогостоящие покупки люди тратят. Это все действительно и формирует качество жизни. Потому что пандемия она, мне кажется, у нас закрытое общественное пространство, уже 2 года закрытое. Где людям реализовываться, да? Где им отдыхать с детьми? Ну где, в своей квартире и со своей бытовой техникой.

ВЕДУЩАЯ: Особенно сейчас в это время, да, без квартиры и без... телевизора и техники невозможно прожить, все на удаленке.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Поэтому, мне кажется, объективно этот спрос существует, я не считаю, что он... какой-то драматический с точки зрения его объемов. Ну правда? Когда еще жить кроме как сейчас.

ВЕДУЩАЯ: Сами клиенты банка, заемщики стали ответственнее подходить, в чем это проявляется? Наша любимая финансовая грамотность, которую мы обсуждаем из года в год.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Показатели просрочки явно об этом говорят.

ВЕДУЩАЯ: За год, да.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Во-первых, мы, конечно, не допускаем предоставление кредита людям, которые заведомо с ним не справится, ну зачем, это не  в наших интересах и не в нашей политике, если мы будем говорить про социальную ответственность и программу устойчивого роста, то поговорим об этом. Ну и просрочка не растет, значит люди справляются. Плюс ведь в чем еще позитивный там опыт пандемии, это огромные программы каникулярные, которые были часть  государственных было, часть банки сами инициировали. И у нас несмотря на то, что законодательные каникулы прекратили свое действие, закон завершился, мы все программы сохранили. Поэтому когда у людей возникают действительно какие-то сложности с сохранением рабочего места или временная потеря дохода, у нас есть инструмент поддержать, просрочка не растет. Из чего я делаю вывод, что как бы мы ответственно кредитуем, помогаем населения улучшать свое благосостояние.

ВЕДУЩАЯ: Чуть подробнее на ипотеке хочется остановиться. Все банки, да, в том числе и ВТБ, подняли ставки по этому продукту. Что будет дальше, будет ли жилье дорожать, будут ли ставки расти? И как это будет отражаться на спросе?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Про рыночный уровень ставок мы поговорили, но если брать средний микс с учетом 30% субсидированных программ, мы пока еще удерживаемся в районе 8-ой по средней ставке выдачи. Конечно, в будущий год ставки будут расти. Мы же  с вами это обсудили, будет больше 10 по рыночным программам. Плюс у нас еще вызов, у нас 1 июля следующего года завершается вот эта пандемийная программа государственной поддержки 2020, вот которую начинали со ставки 6,5, потом подняли... Вот, поэтому, конечно, и мы рассчитываем, что ставки средние по выдаче, да, будут увеличиваться. Но с точки зрения объемов вот, наверно, важно даже не в деньгах оценивать, а в семьях, которые улучшили свои жилищные условия, с учетом действительно роста ставок, я думаю, что уже не те 1 млн 800 тыс. семей, которые сегодня в этом году улучшают жилищные условия, я думаю, поменьше будет, около 1,5 млн, но не те 300 тыс., о которых говорил регулятор. Людям надо где-тол жить, где-то воспитывать детей, где-то проводить время, когда общественное пространство закрыто. Поэтому ну как. Это... нет. Этот спрос надо удовлетворять. Мне кажется, это в интересах государства это делать.

ВЕДУЩАЯ: Вы действительно говорите, что подходят некоторые программы к завершению логическому или нелогическому. Вот вы какие продукты будете предлагать, чтобы не допустить замедления рынка?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Ну, сейчас...

ВЕДУЩАЯ: Потому что спрос так или иначе будет падать.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Новый рынок, который сейчас появляются и оформляется, в том числе регуляторно, это рынок индивидуального жилищного строительства.

ВЕДУЩАЯ: Да.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Я имею в виду кредитование ипотечного индивидуального жилищного строительства. Здесь спасибо правительству, что услышали наш посыл, в том числе и посыл банков, что надо этот рынок открывать для цивилизованной  ипотеки. Уже законопроект, я думаю, будет принят в ближайшее время, который как раз предполагает внедрение практики  эскроу-счетов, эскроу проектного финансирования для организованной застройки малоэтажной, коттеджной. Да. Но мы с вами реалисты. Мы в России живем, понимаем, что организованные коттеджные посеки, наверно,  это 1, 2, 3% всего жилого фонда ИЖС. Поэтому кредитование граждан, которые, ну, скажем так, хозспособом строят, все равно актуально на повестке. Потому что с точки зрения ввода жилья, это половина, то есть если у нас многоквартирных домов вводятся 70 млн кв.м., 75, а по программе... Кстати, говоря про ипотеку, 120 млн кв.м. у нас национальный проект. Его же нужно продать, как эти метры продашь без поддержки. Ну так вот, и половина 70 млн то же ИЖС. Поэтому мы эту программу развиваем, она будет замещать как раз выбывающие государственные программы. Плюс по сельхозипотеки нас тоже услышали, там лимиты расширяются, это на тему ИЖС. Плюс, мне кажется, что вот говоря о судьбе этой госпрограммы, которая ... В чем критиковали многие, да, эту программу 2020 под 6,5 которая сейчас стала 7, то что она, ну, не адресная, и богатые люди могут получить льготный кредит, и малообеспеченные, и в целом программа задумывалась больше для поддержки строительной отрасли, если честно, и строительной отрасли, чтобы их строительный цикл не порушить, потому что ну реально это очень хлопотный процесс - запустить, отроить, продать. Если ты этот процесс останавливаешь, потом перезапускать очень сложно. Это как доменная печь, знаете, остановишь - потом год ее нельзя запустить. Поэтому я думаю, что эта программа будет реформирована, она будет в более адресную плоскость переведена. У нас есть очень хороший пример - семейная ипотека. И я думаю, что вот эту практику семейной ипотеки надо активно расширять и вводить туда еще дополнительные категории врачей, учителей, малообеспеченных граждан и так далее, делать более адресной, чтобы...

ВЕДУЩАЯ: Как далеко продвинулись за год в плане цифровизации? Потому что да, действительно, вы уже присутствуете в наших смартфонах - это вообще неотделимая часть нашей жизни. Все-таки ваша стратегия дальнейшая по отделениям - оптимизация, не знаю, переформатирование - что с ними будет.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  По цифровизации я бы сказал, что у нас вот такой самый яркий прорыв случился как раз в ноябре. Мы сделали решение цифровое, которое позволяет  в течение 1 секунды стать клиентом банка. Вот реально. Ну, 2 секунд. Вам надо скачать приложение.

ВЕДУЩАЯ: Жалко сейчас нельзя пользоваться, я бы с удовольствием.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Вы уже, наверно, наш клиент, поэтому у вас не получится этот опыт клиентский пройти. А вот те граждане, которые еще не являются нашими клиентами, ну, правда, мы сделали такое решение, которое позволяет...

ВЕДУЩАЯ: То есть не приходя в офис, правильно?

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Не приходя в офис, да.

ВЕДУЩАЯ: Смело.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Это то, к чему я стремился. Потому что меня искренне всегда раздражало, что я вроде бы сотрудник банка, я тоже продавец по большому счету, я тоже хочу привлекать в банк, и не могу, и как мне это сделать. Отправлять человека в офис, это уже несовременно, он туда не дойдет. А вот сейчас я могу это сделать. Прямо если бы вы не были еще клиентом, вы бы точно им стали. Скачиваешь приложение, регистрируешься по номеру телефона, забиваешь имя, отчество, дату рождения. И тут же получаешь платежный инструмент, предоплаченную карту. Она не персонализированная, но уже можно ей платить. Вы ее можете поднять в кошелек и начать платить и получать наши баллы лояльности, пользоваться, кстати говоря, бесплатными социальными платежами за ЖКХ у нас 0 тариф. Я сейчас хочу сделать еще, чтобы все социальные платежи были бесплатные, я имею в виду медицину, аптеки, детское образование, дошкольное воспитание -  вот это.  То есть у нас такая политика, что неправильно.

ВЕДУЩАЯ: Про отделение не услышала ответ.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:   Я про цифровизацию. Про отделения, ну, понимаете, еще наша система банковская - это большой такой тоже вызов управлять клиентопотоком. Но люди идут. Вот у нас визитность не падает. Мы в месяц принимаем больше 2,5 млн клиентов. И они продолжают идти   в отделение. Наверно, это хорошо, значит, мы востребованы. Вот я знаю ряд банков у нас достаточно крупных, они как раз страдают от того, что клиентопоток падает. У нас он не падает. Поэтому люди идут, значит этот сервис должен быть. Другое дело, сейчас все стали задумываться о том, а нужно ли управлять этими клиентопотоками. Потому что мы можем предпринять ряд усилий для того чтобы развернуть больше клиентов в цифру. И мы как раз сейчас в размышлении, нужно это делать, не нужно, какими способами, какими методами. Но люди хотят общаться, да, им закрыли театры и кино.

ВЕДУЩАЯ: Это точно.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Они приходят в отделение.

ВЕДУЩАЯ: Осталось  только вечеринки начать делать в отделениях, действительно, хотят общаться.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Поэтому отделениям быть.

ВЕДУЩАЯ: Времени не так много остается. Но очень важный вопрос. У нас уже туристы в космос летают, не знаю, какие-то блага человечества нам доступны, почему мы до сих с мошенниками справиться не можем. Ну сколько же можно? Я в неделю несколько раз отбиваюсь.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Вы знаете, мне кажется, это вот, почему-то сейчас не любят у нас политики об этом говорить, но это, мне кажется, такой позор сейчас нашего общества, что мы не можем защитить своих граждан. И, наверно, граждане сами не должны себя защищать, да. Это задача государства. И мне представляется, что сейчас усилия самих банков... мы не справимся, мы сами не справимся. Мы много чего делаем в этом плане, мы сейчас будем вводить систему самоограничений, что люди вообще могут отказаться навсегда от получения кредитов, могут часть продуктов убрать в оффлайн, сказать, что вот эти продукты никогда не могут быть доступны в цифровом пространстве. Убрать часть пластиковых карт тоже в оффлайн. Оставить себе, не знаю, одну карту для интернет-покупок, и вот она у него в цифре будет доступна. Как пример возможных вариантов самоограничений. Плюс, конечно, мы развиваем наши технологии искусственного интеллекта, которые определяют несвойственные для клиента операции, их предотвращают, блокируют и так далее, когда видят угрозу потери клиентских денег. Но все что мы делаем, понимаем, не решит проблему кардинально. Мне кажется, здесь уже пришло... Вообще киберугроза, я много раз говорил, это мы проходили, сначала химическое оружие, ядерное, сейчас киберугроза, это нужно объединяться всем вместе. Мне здесь очень хочется проактивной позиции регулятора. Ну откуда берутся все эти мошеннические звонки? Почему, я хочу знать, когда мне кто-то звонит, кто на той стороне линии. Я сейчас этого не знаю.

ВЕДУЩАЯ: И мы хотим знать, да.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  У нас куча серых карт. Мне кажется, здесь нужно регуляторно... Плюс огромное количество фишинговых ресурсов, с которыми тоже не борются.

ВЕДУЩАЯ: Это правда.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Где происходит компрометация данных, откуда собственно начинается все мошенничество.

ВЕДУЩАЯ: Спасибо вам большое за интересную беседу. Анатолий Печатников был у нас в студии на площадке форума Россия зовет. Спасибо.

Анатолий ПЕЧАТНИКОВ:  Спасибо.