Назад

Эксклюзивное интервью. Дмитрий Ивантер

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте. Телеканал РБК работает на форуме ВТБ «РОССИЯ ЗОВЕТ!» 2020. Сегодня о рынке лизинга говорим с генеральным директором ВТБ Лизинг Дмитрием Ивантером. Дмитрий, здравствуйте.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Здравствуйте, Павел. Приветствую зрителей канала РБК ТВ. ВТБ Лизинг тоже смотрит РБК, чтобы быть в курсе всех новостей и тенденций бизнеса и экономики.

ВЕДУЩИЙ: Хорошее начало. И наверно, мы сейчас тоже выдадим некоторую порцию новостей для тех, кто смотрит наше интервью. Рынок лизинга - это второй по объему финансовый рынок России после банковского рынка. Каким образом пандемия повлияла на вашу деятельность?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Сразу хочу сказать, что наши наихудшие ожидания, которые были весной, не оправдались.

ВЕДУЩИЙ: А сразу не поделитесь, вот какой самый страшный сценарий?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Я готов сразу конкретные просто факты привести из нашей работы. Ну во-первых. Широко известно, что мы с компанией Аэрофлот договорились о переносе лизинговых платежей и в тот период, когда флот практически стоял на земле, на полгода мы перенесли лизинговые платежи с 2020 на 2021 год. Но вот уже по части бортов Аэрофлота этот график должен был быть возобновлен. И Аэрофлот де-факто уже возобновил платежи. То есть никаких просьб, например, там о повторной реструктуризации или переносе платежей со стороны нашего клиента нет. Что касается малого и среднего бизнеса, по которому достаточно жестко ударила пандемия. Мы получали в пиковые моменты до 500 обращений в день с просьбой снизить финансовую нагрузку от клиентов. И мы шли им навстречу. У нас около 4 тыс. договоров, мы делали частичный перенос платежей на разные сроки. Пока деятельность была ограничена. И отрадный факт. Уже у нас 93% клиентов, которые платежи были перенесены, вернулись в тот график, который был новый, и начали выполнять свои обязательства перед нами. И мы ожидаем, что еще 5% тоже скоро вернутся в этот нормальный график. И таким образом дефолтность по портфелю пострадавших клиентов, она в принципе будет такой же, как по нашему портфелю в целом. Ну может там чуть выше. Еще один факт. Мы создали такую подушку безопасности в виде резерва дополнительного, когда увидели ситуацию, с трудностями для наших клиентов. Создали порядка полумиллиарда рублей. И вот что я могу сказать на сегодня. Она в таком размере нам не понадобится. То есть мы где-то выберем, может быть, процентов 25 из того, что вот так вот с запасом запланировали.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы достаточно оптимистично смотрите, несмотря на ту вторую волну, которая у нас начинается, и опасения того, что российская экономика может опять частично попадать в какие-то локдауны, как это произошло сейчас во Франции или в Германии.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Безусловно, именно жесткие ограничения, когда клиенты просто не могут оперировать, сказываются на возможностях платить. Мы надеемся, что этого не произойдет. Но здесь, конечно, все зависит от санитарно-эпидемиологической обстановки. Что касается вот самой так сказать потенции нашего бизнеса, мы видим, что во многих секторах, несмотря на сложный год, продолжает развиваться деятельность и продолжает обновляться, например, флот, автопарки. То есть в ряде отраслей ситуация более, конечно, тяжелая, чем в других.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, лучше всего динамику может проиллюстрировать динамика вашего портфеля. Какой у вас объем финансирования, там предположим, за 1 квартал 2020 года, по отношению к 3 кварталам 2019-го?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Да, у нас пока рыночной статистики нет. Есть наши данные. То есть мы видим, что мы примерно на 15% за 9 месяцев сделали меньше нового бизнеса, чем в прошлом году. Это около 80 млрд. рублей. Мы думаем, что рынок в целом просядет чуть глубже. Мы думаем, что это будет 20 с небольшим, наверное, процентов в целом по рынку. И здесь, конечно, играет большую роль, что один из ведущих сегментов рынка, это авиа, в нем практически не было в этом году никаких сделок. А авиа в портфелях крупных лизинговых компаний составляет значительную долю. Например, в нашем портфеле авиа- это 40%.

ВЕДУЩИЙ: Да, авиационная индустрия – одна и-з самых пострадавших в экономике как России, так и мировой. Вы в 2020 на горизонте 2021 года ожидаете каких-то новых сделок в авиационной индустрии. Недавно видел новость о том, что в октябре не было заказано ни одного нового самолета.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг:

Действительно, есть избыток воздушного флота сейчас у авиакомпаний. Они не так нуждаются в новых машинах, как это было в предыдущие периоды, когда рынок демонстрировал рост. Поэтому да, мы понимаем, что многие компании даже отказываются от будущих поставок. Это не российская тенденция. Это мировая тенденция. Сделки тем не менее мы ожидаем. Это в первую очередь будет связано с поддержкой отечественного производителя воздушных судов. Мы знаем, что анонсировано, что будет проводиться сделка при поддержке государства на 59 сухих суперджетов, ну и будет также с региональными компаниями некоторое количество сделок с суперджетами. Что касается заказов иностранных воздушных судов, то мы думаем, что частично все-таки будут поставляться новые воздушные суда и входить в лизинговые портфели компаний, которые были заказаны ранее. То есть как я уже сказал, от части воздушных судов клиенты, наверное, откажутся. Если у них будет такая возможность договорная. А часть все равно будет поставлена и сделки в 2021 году будут.

ВЕДУЩИЙ: Для финансовых институтов, как в России, так и во всем мире, в период карантина важным инструментом работы с клиентами стал канал в виде онлайн. Удалось ли вам настроить таким образом ваши инструмент и ваши продукты, чтобы клиенты могли ими воспользоваться удаленно, не приходя в офис, не ведя переговоры в оффлайне?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Спасибо, Павел. Это очень интересный вопрос. А вы сами имеете какой-то опыт работы с лизингом?

ВЕДУЩИЙ: Нет. С лизингом нет. С банками имею.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Дело в том, что почему у банков этот канал активнее используется и даже у страховых компаний. Потому что у них очень большой сегмент – один из основных – это работа с физическими лицами. В России лизинг – это все-таки про работу с бизнесом. То есть мы тут би ту би. В би ту би онлайн внедряется сложнее. Я могу привести вот такой простой пример из жизни нашей компании. Мы для клиентов в личном кабинете сделали возможность забирать электронные счета-фактуры. Это абсолютно стандартно сейчас уже их принимают без проблем. И в ФНС. Не нужно никуда ездить. Как только она появилась, забрали в кабинете, отправили в налоговую. Только 30% наших клиентов пользуются этим. Почему. Мы стали исследовать этот вопрос. Потому что мы тоже хотим в основном переходить на электронный документооборот становиться безбумажной компанией. Но мы можем этот делать только одновременно с клиентами, мы не в вакууме живем. Мы работаем для наших клиентов. Между нами и ФНС есть клиент, а у клиента есть бухгалтер. И бухгалтер хочет видеть бумагу с синей печатью. И это вопрос, на мой взгляд, культуры. Бизнес-культуры в России, как у нас будет внедряться диджитал и онлайн. Мы даже думаем о том, какие стимулирующие программы сделать, чтобы клиентов в сторону онлайна поворачивать.

ВЕДУЩИЙ: То есть это не вопрос регуляторки, это вопрос психологии клиента.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг:

С регулированием тоже есть вопросы, например, с идентификацией клиента. То есть когда мы говорим про полностью онлайн лизинговую заявку. У нас есть под фт, законодательство Росфинмониторинга, требования от Центрального банка. Поскольку мы являемся интегральной частью группы ВТБ как ВТБ Лизинг. Вот, например, видео идентификация клиента. Это очень для нас актуальный вопрос. Мы считаем. Что будет такой продукт, как бесшовный онлайн-лизинг, когда предмет лизинга можно будет уже получить… ну, предмет лизинга как физическое имущество. Его в онлайне получить невозможно. Чем лизинговая компания отличается от банка, да. Мы клиенту даем не деньги, мы клиенту передаем то, что ему нужно для ведения бизнеса. Авиакомпаниям – воздушные суда, железнодорожным операторам – вагоны, локомотивы, малому и среднему бизнесу – различный автомобильный транспорт. Грузовой, легковой. Для тех, кто строит дороги, специальную технику и так далее. То есть мы оперируем реальным имуществом. Поэтому мы, конечно, полностью онлайн с реальным имуществом идти не можем. Но у лизинга есть, безусловно, преимущества, в том, что сразу наш клиент получает то, что ему нужно и очень быстро. По сравнению, например, с тем, что он пойдет и обратится за кредитом в банк. Вот наши клиенты малого и среднего бизнеса – почему они предпочитают лизинг, например. Если им нужны, предположим, автобусы возить пассажиров там. Потому что они выиграли маршруты, вот конкурс прошел. Выиграли маршруты. Никто автобусы под забором у себя не держит., под эти маршруты. Их нужно срочно приобрести. И они должны там через короткое время выйти на линию, начать возить пассажиров. Это только через инструмент лизинга возможно сделать в максимально короткие сроки, там 10 дней и вот у вас эти автобусы.

ВЕДУЩИЙ: Основная доля в портфеле лизинговых компаний и крупнейших лизинговых компаний в том числе, это индустрия, относящаяся к транспортному сектору. Как чувствует транспортный сектор сейчас, по вашим ощущениям, начал ли он восстанавливаться после карантинных ограничений, и чувствуете ли вы на нем опять возвращение тех ограничений, которые мы видим сейчас?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Надо сказать, что здесь ситуация различная. Есть транспорт грузоперевозок. Тут падение практически не ощущается. Даже в самые жесткие ограничения это, может быть, было 5%. Говорим ли мы о железной дороге, автомобильных грузоперевозках, то есть это не так сильно отразилось на бизнесе наших клиентов. Вот все, что касается перевозки пассажиров, там грандиозные, конечно, изменения происходят. Падали перевозки пассажиров городским транспортом, по данным, которые мы видим от клиентов, до уровня 25-30% нормальной загрузки. И они восстановились, но не полностью. По разным городам данные 60-70%. Более того происходит перемещение с традиционного транспорта городского в новые формы. Прежде всего, это такси и, например, в Москве это активное использование каршеринга совместного, как замены фактически автобуса. Что касается авиаперевозок, восстановление тоже произошло. Но мы думаем, что только в 2021 году внутренние перевозки восстановятся на уровень 2019 года. А вот что касается международных перевозок, то здесь такой есть консенсус экспертный прогноз, что в мире это произойдет, дай бог, к 2024 году всего лишь. Поэтому здесь, например, для авиакомпаний по-прежнему тяжелые времена. И они обратились в Правительство с просьбой об увеличении господдержки. Мы видим по отчетности, что за первое полугодие совокупные убытки российских авиакомпаний составили 120 млрд. рублей. Государственную помощь они получили на сумму за первое полугодие, по-моему, чуть более 20 млрд. рублей. То есть они просят об увеличении господдержки. Такая ситуация.

ВЕДУЩИЙ: Какова ситуация на рынке железнодорожных перевозок? Говорят, что на рынке есть переизбыток парка. Некоторые предприятия, производящие вагоны, вообще столкнулись с тем, что у них нет заказов на будущий год. Как вы видите ситуацию?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Мы очень хорошо знаем ситуацию. У нас порядка 60 тысяч различных вагонов в стране может производиться. И действительно есть сейчас профицит парка. В основном это касается полувагонов и связано это не с COVID. Это связано с конъюнктурой рынка угля. И вообще этот рынок достаточно, ну, волатильный, он был всегда волатильный. Потому что очень зависит добыча и грузопоток от конъюнктуры мировых цен. Он к этому больше призван. Поэтому мы в первую очередь драйвером вот этого избытка парка видим динамику мировых цен на основные товары, которые перевозятся по железной дороге, сырьевые в первую очередь. И мы в своем, например, портфеле сделали сделок… нельзя сказать, что вагоны вообще не заказываются. Мы в 2020 году порядка уже сделали 12 тысяч вагонов. И это на 35% ниже, чем в прошлом году действительно. Ставка за аренду вагонов она упала с почти 2 тысяч рублей до 750-800. Но, тем не менее, это мы не видим как критически низкий уровень, такой тяжелый уровень, но проходимый. Он позволяет компаниям и платить лизинговые платежи, и что-то зарабатывать. То есть здесь ситуация привязана еще раз к мировой конъюнктуре. И мы, и все участники железнодорожного рынка очень приветствуем работу РЖД по восточному полигону, чтобы там постепенно расшивались вот эти узкие места и больший грузопоток мог идти из России в Азию.

ВЕДУЩИЙ: Несколько лет уже обсуждается регулирование рынка лизинга. ЦБ настаивает на том, поскольку рынок стал достаточно большим, регулирование должно быть более внимательным. С вашей точки зрения, какой регулятор лучше подходил бы для рынка – Центральный Банк либо Минэкономразвития? Сейчас ведется такая дискуссия.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Я считаю, какой регулятор лучше чтобы подходил – это решать Правительству и Центральному Банку. Действительно вопросы у участников рынка, я являюсь председателем совета лизингового союза, вопросы вызывает модель регулирования и детали регулирования, как практиков, нас интересуют. Есть законопроект. К нему было подготовлено лизинговым сообществом около 40 поправок таких актуальных. Они обоснованы конкретными вопросами ведения бизнеса лизингового. Как практики мы их понимаем. Мы работаем с Государственной Думой. Мы так понимаем, что депутаты тоже уже поняли нас. И, конечно же, регулирование назрело. Вот для ВТБ Лизинга мы вообще готовы к регулированию любой жесткости, потому что мы, еще раз, являемся интегральной частью группы ВТБ. Мы уже абсолютно прозрачны для Центрального Банка. Как член банковской группы мы выполняем огромное количество регуляторных требований. Центральный Банк имеет возможность соблюдение нами и делает де-факто это проверять. Поэтому мы готовы. У нас МЦФО отчетность давно существует. У нас даже есть ежедневная управленческая отчетность, которую я получаю. Она сделана тоже на основе принципов МЦФО. Но мы не хотели бы, чтобы закрылось большое количество малых и средних лизинговых компаний вследствие того, что нагрузка, которую создаст регулирование, она будет чрезмерной. Вот этого не хотелось. И очень важный факт. Еще раз, мы оперируем не деньгами, лизинговые компании. Мы оперируем имуществом. Вообще лизинг в соответствии с законами Российской Федерации относится к аренде. Лизинг называется – финансовая аренда. Поэтому здесь подход, когда мы рассматриваемся как, например, микрофинансовая организация, он у нас вызывает вопросы. Мы не создаем таких рисков. Потому что привлекаются лизинговые компании в основном в банках и на рынки ценных бумаг, то есть у профессиональных участников рынка, которые умеют адекватно оценивать риски ведения своего бизнеса. Мы не привлекаем средства физлиц в отличие от той индустрии, которая регулируется, в том числе с этим уклоном. Но регулирование назрело, прозрачность необходима, потому что огромное количество господдержки оказывается рынку. Безусловно, нужно понимать, что из себя представляют лизинговые компании, насколько они устойчивы, насколько ведется бизнес в соответствии с какими-то критериями его ведения, чтобы не нарушались права потребителей. Но мы и так работаем в этом направлении. Например, есть такая проблема – возвратный лизинг физическими лицами. Это такая скрытая форма кредитования физлиц, когда у них фактически отнимается имущество и потом они жалуются в правоохранительные органы на это. Но это мошенники просто, которые выдают себя за лизинговые компании. Мы тоже выступили с инициативой изменения в законодательство, чтобы их деятельность пресечь.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, экономика в 2020 году, к сожалению, сократится в пределах 4%. 2021 год тоже обещает быть непростым. Каким образом это отразится на игроках рынка лизинга? Ждет ли рынок консолидация? Вырастет ли размер участников, и какие сегменты пострадают в первую очередь?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Мы не думаем, что ландшафт рынка лизинга сильно изменится. Безусловно, какое-то количество игроков с рынка уйдут – те, которые, наверное, имеют неустойчивую модель. Я вижу две устойчивых модели на лизинговом рынке. Это универсальные крупные лизинговые компании – такие как ВТБ Лизинг. И есть целый ряд коллег по цеху, которые входят в состав финансовых групп или не входят. И есть нишевые игроки, которые специализируются в определенных сегментах, очень хорошо понимают специфику имущества, с которым работают. Я думаю, что в этих двух категориях компании продолжат вести бизнес. Наверное, не может состояние экономики не сказываться на лизинговом рынке. Но как раз лизинг приходит на помощь в такие моменты. Вот конкретный еще пример. У нас продажи автомобилей упали в первом полугодии, например, легковых более чем на 20%, грузовых, по-моему, на 12%. А данные по рынку лизинга они говорят о гораздо меньшем падении. Мы думаем, что у нас, например, в портфеле автолизинга мы сделаем столько же машин в лизинг, сколько и в прошлом году. Потому что в ситуации, когда меньше денежный поток приходит, менее прибыльная деятельность ведется компаниями, клиентами, они прибегают больше к инструменту лизинга.

ВЕДУЩИЙ: Чувствуете ли вы как раз в сегменте лизинга автотранспорта ту помощь и те программы, которые предлагаются правительством в лице Минпромторга?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Безусловно. Мы считаем, что это ключевая поддержка, которую государство оказывает как промышленности, и опосредованно эта вся поддержка идет на малый и средний бизнес на самом деле. Лизинговые компании – мы здесь просто проводники этих денег в экономике. Поэтому нужна прозрачность лизингового рынка. Мы начали этот год с того, что субсидия была определена в размере 2 млрд. рублей. Потом она была повышена до 8 и уже в сентябре полностью выбрана. Около 20% сделок в автомобилях мы проводим с использованием субсидий. То есть, как это работает. Предприниматель получает возможность заплатить лизинговой компании аванс за технику, а дальше уже платить из потока платежей, которые начинают генерить свой бизнес, для которого ему эта техника нужна. Это очень понятная и четко работающая модель. Мы благодарны Минпромторгу за то взаимопонимание и эффективную работу, которая действительно результирует в работающем механизме государственной поддержки.

ВЕДУЩИЙ: Вы говорите, что те объемы, которые выделяются Правительством, они были исчерпаны в течение трех кварталов. Значит ли это, что для большей поддержки бизнеса и российской экономики имело бы смысл увеличивать эти пакеты помощи, как вам кажется?

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Мы думаем, что да, решать Правительству. Но, на мой взгляд, нужна та помощь, которая действительно доходит до большого количества субъектов экономики. Здесь мы говорим, что вот эта поддержка – это десятки тысяч клиентов по всей России ее получили. Это не поддержка каких-то игроков, которые могли бы без нее обойтись. Это целый пласт среднего и малого бизнеса получает поддержку. На будущий год в проекте федерального бюджета запланировано на поддержку через лизинг всего 3,8 млрд. рублей. Мы надеемся, что как только эта сумма будет очень быстро исчерпана лизинговым рынком… ну, еще раз, не лизинговым рынком. Лизинг – это инструмент. Она будет востребована экономикой эта помощь. Еще раз, очень понятно, как это работает. Это работает действительно на благо. Вот когда говорится о том, что давайте изобретем какие-то инструменты поддержки малого и среднего бизнеса, вот он есть, он реально работает.

ВЕДУЩИЙ: Тем не менее, пандемия дала импульс развитию ряда новых цифровых индустрий. Это индустрия доставки продуктов питания, товаров, развитие интернет-магазинов, доставки контента. Вы для себя видите там каких-то клиентов, с которыми можно работать и не планируете ли смещать фокус своей деятельности в ту новую цифровую сторону? У нас одна минута.

Дмитрий ИВАНТЕР, Генеральный директор ГК ВТБ Лизинг: Безусловно. Во-первых, Павел, спасибо. Вот этот упомянутый вами IT-сегмент он получил очень большое развитие именно в лизинге в этом году. Здесь мы видим рост на десятки процентов. Можно говорить про какой-то рост в разы этого бизнеса. Компании реально ощутили необходимость иметь качественную IT-инфраструктуру. Здесь лизинг тоже может выступать инструментом для того чтобы делать себе, допустим, какие-то дата-центры, обеспечивать работу сотрудников удаленно. И я думаю, что и другие сегменты, например, та же самая доставка, у нас она есть в клиентском портфеле, я думаю, что только здесь будет бурный рост. Они потребители легкого коммерческого транспорта и легкового транспорта. Мы надеемся на то, что наш портфель автолизинга будет прирастать этими клиентами.

ВЕДУЩИЙ: Большое спасибо, что нашли время ответить на наши вопросы. Удачи вам в бизнесе, как в 2020, так и в 2021 году.